«Треть нефтяных доходов России уходит налево»

Прочитать статью Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта Версия для печати "Треть нефтяных доходов России уходит налево"

Экономист Никита Исаев оценил объем теневой экономики страны

вчера в 19:49, просмотров: 5344

Росстат определил долю ненаблюдаемой экономики России в 12,7% ВВП, или в 11,7 трлн рублей. Речь идет об объеме теневого и неформального производства по итогам 2017 года. Расчеты получены сложным путем, в их основе лежат косвенная информация, применение балансовых методов и экспертные оценки. По словам опрошенных «МК» экспертов, в реальности доля «серого» сектора может составлять в нашей стране от 20% до 50%.

фото: pixabay.com

Абсолютным лидером неформальной экономики, согласно Росстату, оказались операции с недвижимостью — 6,3% ВВП. Скрытые от глаз сельское хозяйство, охота и рыболовство производят 1,4% ВВП. Столько же — оптовая и розничная торговля и ремонт автотранспорта. Доля «теневого» строительства — 0,9% ВВП. Отметим, что в расчеты не включена криминальная деятельность, то есть производство наркотиков и оружия, проституция, порнография и так далее. Хорошая новость в том, что доля скрытой экономики снижается (2015 год — 13,2% ВВП, 2014 год — 13,8% ВВП). Правда, при этом не уменьшаются ее абсолютные объемы в рыночных ценах.

Росстат не врет, убежден профессор Финансового университета при Правительстве РФ Алексей Зубец. По словам эксперта, ведомство предельно осторожно подходит к расчетам, цена ошибки для него очень велика, и оно намеренно дает нижнюю оценку теневой зоны отечественной экономики. Собеседник «МК» ссылается на данные по Евросоюзу, где размер «серого» сектора сопоставим с информацией Росстата — 12% ВВП. В странах же Восточной Европы — Польше, Румынии, Болгарии, близких нам по менталитету, по структуре экономики и по ВВП на душу населения, доля неформального сектора составляет от 20% до 40%. И там, и в России теневая экономика базируется на сфере недвижимости, строительных и ремонтных услугах, сдаче в аренду, сельском хозяйстве, торговле овощами-фруктами с личных участков. «Исходя из этих параллелей, думаю, что теневой сектор у нас занимает 20–22%», — отмечает Зубец.

На взгляд эксперта, «серый» сектор априори не может сокращаться. В России до 40% рабочей силы полностью или частично вовлечено в неформальную экономику. Но поскольку там в целом низкая производительность труда, то и доля в ВВП — меньше. Кроме того, спрос на услуги теневой зоны остается высоким: россиянам, чьи доходы падают, надо снимать на выгодных для себя условиях жилье, строить новые дома с минимальными издержками, они по-прежнему покупают у торговцев недорогую продукцию, производимую в нелегальных цехах.

Более радикально смотрит на проблему директор Института актуальной экономики Никита Исаев. Теневая экономика, напоминает он, — это то, что не проходит по финансовому учету юридических и физических лиц. Соответственно, не облагается налогами и не формирует налогооблагаемую базу. Экономика России формируется за счет продажи энергоресурсов и возврата валютной выручки в страну, говорит эксперт. По его словам, деньги оседают на счетах посреднических компаний за рубежом, которые, собственно, и осуществляют продажу сырья. Объем не доходящей до бюджета РФ выручки нефтегазового сектора Исаев оценивает в 30–40%.

Основой отечественной экономики стал государственный сектор, продолжает Исаев. Единая система госкорпораций, министерств и ведомств фактически превратила частный сектор в подрядчика, а то и в субподрядчика государственных бюджетных средств. Объем откатов в России доходит до 70%, а это и есть «серая» экономика. «Серая экономика — это контракты с единственным поставщиком, это никем не контролируемые инвестиционные программы наших госмонополий, это непонятные газо- и нефтепроводы, которые непонятно куда ведут и в какие деньги обходятся», — поясняет эксперт.

По его оценкам, совокупный объем «серой» экономики в России превышает 50% — это более 50 трлн рублей. «Понятно, что Росстат будет искать «врагов» среди травоядных отраслей: ни сельское хозяйство, ни строительная сфера, ни риелторские компании не имеют столь мощного лоббистского ресурса, как «нефтянка», — говорит Исаев.

Георгий Степанов
Заголовок в газете: Экономика ушла в глухую тень
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28062 от 30 августа 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *