Дружба — дружбой, а экспорт врозь

Прочитать статью Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта Версия для печати Дружба — дружбой, а экспорт врозь

Проблемы с экспортным трубопроводом России продолжают вызывать серьезные вопросы

сегодня в 17:31, просмотров: 283

Почти трехмесячные перебои с поставкой черного золота по одному из основных зарубежных маршрутов из России в Европу — трубопроводу «Дружба» — вроде бы устранены. Наша страна возобновила поставки, чем, на первый взгляд, сняла с себя претензии импортеров об угрозе срыва стабильного обеспечения нефтью своих зарубежных партнеров

Дружба — дружбой, а экспорт врозь фото: pixabay.com

Однако остается много нерешенных вопросов: что делать с колоссальными объемами зараженной нефти, в чем причина сбоев, произошедших в апреле-мае этого года, и кто за эти прегрешения будет расплачиваться? Еще весной, когда разразился скандал, глава "Транснефти" доложил Владимиру Путину, что все произошло якобы из-за умышленного слива некачественного топлива через узел компании "Нефтеперевалка".

Однако специалисты сопоставили все характеристики этого узла и пришли к выводу, что это вряд ли возможно. Еще пятнадцать-двадцать лет назад хлорорганические реагенты, которые стали причиной загрязнения нефти в экспортном трубопроводе «Дружба» и спровоцировали международный скандал, намеренно применялись в добывающей отрасли. Одно из полезных свойств подобных реактивов заключается в снижении вязкости нефти, что облегчает извлечение сырья на поверхность. Это положительно влияет на работу на истощающихся месторождениях, падение производства на которых особенно заметно.

Вместе с тем хлорорганика отрицательно влияет на различные металлические конструкции — применение таких реагентов может губительно отразиться на нефтеперерабатывающих установках и рискует привести к дорогостоящему восстановлению производственного оборудования НПЗ. В советские времена хлорорганика была запрещена к использованию. Однако после развала СССР, объясняет кандидат технических наук, главный редактор газеты «Промышленные ведомости» Моисей Гельман, в начале 1990-х годов, в наступивший период рыночной вседозволенности, некоторые нерадивые добывающие компании вернулись к применению вредоносных реагентов. Крупные сырьевые холдинги не пользовались подобной практикой — государство запрещало использование хлорорганики, поэтому такие нарушения в большей степени касались небольших производственных объектов, контроль над которыми фактически не осуществлялся.

Возможно, именно в связи с этим первые подозрения после обнаружения факта загрязнения нефти в экспортной магистрали «Дружба» пали на самых незначительных игроков отечественного сырьевого рынка. По словам официального представителя «Транснефти» Игоря Демина, «хлорорганика, которая привела к загрязнению российской нефти, была вброшена в трубопровод «Дружба» через частный «Самаратранснефть-терминал», который обслуживает несколько малых нефтедобывающих компаний, причем сделано это было умышленно».

Нефтяные «медичи»

Версия об «отравлении» трубопровода неизвестными диверсантами, несмотря на всю свою нелогичность, пришлась многим по вкусу и стала обсуждаться в самых широких общественных кругах. Такая точка зрения, по всей видимости, является удобной как отечественным патриотам, так и заграничным злопыхателям. Отношения Москвы с рядом европейских государств остаются неважными: антироссийские санкции продолжают оставаться в силе, поэтому подобные обвинения в адрес каких-то абстрактных мошенников в загрязнении нефти, приносящей нашей стране основные экспортные доходы, могли бы послужить дополнительным поводом порассуждать о проделках империалистов.

Можно также вспомнить об отсутствии перезапуска движения к созданию единого государства России и Белоруссии. Официальный Минск, который первым зафиксировал загрязненное сырье в «Дружбе», поскольку маршрут этого трубопровода в значительной степени проходит по белорусской территории в сторону стран ЕС, получил бы причину, чтобы затормозить процесс объединения. Скандал с некачественным сырьем мог бы послужить очередным препятствием в укреплении взаимопонимания с Москвой. У европейцев, перерабатывающие заводы которых пострадали от грязной нефти и теперь требуют компенсации за перебои с поставками и испорченную технику, также могли бы возникнуть мысли, а действительно ли российские углеводороды настолько привлекательны, что их закупку нужно расценивать как преимущество, или, возможно, настало время переориентироваться на другие источники энергоресурсов, в том числе из США.

Между тем действительно ли отравителями «Дружбы» были те самые крохотные нефтяные предприятия, которых продемонстрировали публике в качестве основных злодеев? Руководство структуры «Самаратранснефть-терминал» практически сразу после эскалации конфликта заявило, что мощности по перевалке сырья, через которые прошли загрязненные объемы углеводородов, еще в 2017 году были проданы новому владельцу — Городской инновационно-лизинговой компании, после чего их взяла в лизинг, а затем и приобрела местная фирма ООО «Нефтеперевалка».

Получается, что никаких коммерческих отношений у самарской компании в сомнительных нефтетранспортных операциях давно нет. Равно как отсутствует собственное подключение к трубопроводу нефтетранспортной монополии. В результате нескольких сотрудников ООО «Нефтеперевалка» и иных, возможно, по версии следствия, причастных компаний арестовали — в их отношении проводится расследование; именно их, судя по всему, следователи считают главными подозреваемыми — теми самыми нефтяными «медичи», которые отравили «Дружбу».

Кто сидит на трубе?

Для объективной оценки обвинений, выдвинутых следствием, как утверждает Моисей Гельман, сначала стоит рассмотреть и решить примерно десяток элементарных арифметических задач, доступных каждому школьнику.

Первое, на что обращает внимание эксперт, это место проверки загрязненной нефти, пошедшей потом в трубопровод «Дружба» и вызвавшей огромное количество домыслов и упреков. Транспортный узел, который обслуживал несколько малых добывающих компаний со всем технологическим хозяйством, теперь принадлежит ООО «Нефтеперевалка». В этом месте частная фирма принимала сырье, доводила его до требуемых товарных кондиций, а затем через собственные производственные мощности передавала углеводороды «Транснефти».

Сырье в хранилище ООО «Нефтеперевалка» доставлялось автоцистернами, поэтому, действительно, могут возникнуть справедливые подозрения в его ненадлежащем качестве. Вместе с тем далее нефть для последующей транспортировки сдавалась в расположенную рядом производственно-диспетчерскую нефтеперекачивающую станцию «Лопатино», которой владеет куйбышевский филиал дочернего предприятия «Транснефти» — АО «Транснефть-Дружба», в ведении которого находится российский участок экспортного трубопровода.

Через узел слива, принадлежащий «Нефтеперевалке», можно принимать и сдавать на транспортировку в перекачивающую станцию «Лопатино» не более 1 млн тонн нефти в год, то есть в среднем около 2800 тонн в сутки.

Общая емкость 16 резервуаров «Лопатино» составляет 480 тысяч кубометров, но для слива в нефтепровод используется только один — емкостью 30 тысяч кубических метров.

Таким образом, для накопления в резервуарах «Лопатино» и прокачки 5 млн тонн нефти при ежедневной поставке «Нефтеперевалкой» через этот узел 2800 тонн/сутки понадобилось бы 5 лет. А значит, обвинять эту компанию в «отравлении» нефти — верх абсурда.

Еще один важный момент: сырье, поступающее от добытчиков или транспортных посредников, не сразу попадает в магистрали «Транснефти». Сначала оно перекачивается в буферные емкости-хранилища перекачивающих станций, каждая из которых оснащена специальным пунктом измерения и контроля качества. Здесь с каждой партии берутся контрольные пробы, по результатам анализа которых составляется протокол испытаний. Это своеобразный пропускной ценз, свидетельствующий о всех характеристиках сырья: если нефть не соответствует нормативным требованиям, ее бракуют и в дальнейший путь не отправляют. Сливная труба каждого из хранилищ оснащена автоматическим анализатором качества. Также на этой транспортной отметке существует расходомер и измеритель плотности сырья. Превышение допустимых концентраций реагентов, по сигналу прибора, автоматически перекрывает поток нефти.

Теоретически, роботов обмануть невозможно — каждая секунда их производственной деятельности фиксируется электронными дублерами, что должно исключить возможность фальсификации и поступления в трубу некачественного сырья. Тогда возникает вопрос: почему превышение допустимой концентрации хлорорганики впервые было обнаружено только на Мозырском НПЗ, на предприятии «Белнефтехима», удаленном от Лопатино почти на 1,8 тыс. километров. Учитывая, что скорость потока черного золота в трубе составляет 6-8 километров в час, что соответствует темпу движения торопливого пешехода, такое расстояние загрязненное сырье прошло бы до перерабатывающих мощностей белорусского Мозыря только за 10-12 дней. Кроме того, грязная нефть была обнаружена и в Польше, и в Германии, до которых транзит еще более длителен. Неужели белорусские контролирующие службы, зная, что сырье не подходит по качеству, пропускали его далее на экспорт, несмотря на выводы соответствующих ведомств, регулирующих качество транзитных углеводородов?

Арифметические расчеты показывают, что загрязнить заявленный объем нефти только через узел слива, принадлежащий «Нефтеперевалке», физически невозможно. Это может означать в том числе и то, что «грязная нефть» могла сливаться в трубу на всем маршруте и на протяжении длительного времени.

«Ни на одной из 15 станций, расположенных по ходу движения «нефтяной пробки», не сработали автоматические анализаторы качества топлива, призванные перекрывать транспорт нефти в случае ее несоответствия ГОСТу.

Провернуть столь продолжительную и масштабную диверсию силами нескольких сотрудников дочернего общества было бы довольно трудно», сообщает REN-TV.

Стоит напомнить также, что контракт о приеме нефти от ООО «Нефтеперевалка» был заключен с «дочкой» «Транснефти» («Транснефть-Дружба») еще в 2018 году.

По информации РБК, «согласно условиям договора «Транснефть-Дружба» должна была проводить для «Нефтеперевалки» химические анализы проб с оформлением паспортов качества и проведением исследований нефти в соответствии с регламентом, подписанным представителями компаний. …Существовала договоренность о том, что лаборатория «Транснефть-Дружбы» должна была проверять сырье ежедневно, но в договоре не была прописана регулярность таких проверок».

Тем не менее кажется странным, что менеджеры «Транснефти», в том числе и на встречах с руководством страны, продолжали уверять, что ответственность за подготовку товарной нефти, контроль ее качества и обязанности по передаче сырья в систему магистральных трубопроводов якобы осуществляют исключительно либо сами нефтедобывающие компании, либо их посредники, подобные ООО «Нефтеперевалка».

Поезд ушел на штрафстоянку

Убытки от скандала с поступлением некачественной нефти в экспортный трубопровод «Дружба» еще придется оценить — одно очевидно, это будут не только денежные средства, но и удар по престижу России, которая постоянно доказывает, что по праву занимает заслуженное место на европейском рынке энергоресурсов. Белоруссия уже потребовала от нашей страны выплаты в виде штрафов за перебои с поставкой «чистой» нефти порядка $100 млн. Существуют претензии от пострадавших в ходе этой ситуации французской Total и итальянской Eni (наши соратники по строительству газопровода «Северный поток — 2»), которые пригрозили отказом платить за испорченное сырье и требуют компенсации, которая также оценивается в сотни миллионов долларов.

Эксперты обратили внимание на последнюю направленную в правительство инициативу «Транснефти», которая смогла бы исключить повторение апрельского ЧП. В частности, в ней говорится о желании транспортной монополии получить в операционное управление пресловутые узлы сдачи нефти в магистральную систему трубопроводов.

Согласно данным «ФедералПресс», «из 237 подобных узлов монополия владеет 85. Оставшиеся находятся в собственности нефтяных и других компаний и структур. В случае если предложение «Транснефти» будет принято, нефтяникам придется в обязательном порядке заключать с монополией договоры о приеме нефти и оказании операторских услуг. Предложения «Транснефти» стали ответом на инициативу участников рынка по созданию независимой системы оценки качества нефти в трубе с привлечением профессиональных сюрвейеров».

Роман Николаев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *